Джон генри стальной молоток

Обновлено: 01.12.2022

Джон Генри еще под стол пешком ходил, а уже молоток крепко в руках держал. Он вечно болтался под ногами у взрослых, которые работали молотком и гвоздями, и стоило ему найти гвоздь, хоть ржавый, хоть целый, он тут же вколачивал его в стену своей хижины. Можно даже сказать, Джон рос с молотком в руках.
Отец и мать Джона были рабами, как и все прочие негры в Америке. Но когда в 1865 году кончилась гражданская война и президент Эб Линкольн подписал освобождение негров из рабства, Джон Генри оставил плантацию и занялся металлоломом. Он бил и резал старое железо, оставшееся после гражданской войны, чтобы его снова могли пустить в дело. Его железо шло на новые молотки, молоты и стальные буры, а также на рельсы для железной дороги.
Поначалу Джон Генри работал молотом весом в двадцать фунтов.* Возмужав, он уже закидывал через левое плечо молот в тридцать фунтов. Потом стал гнуть и ломать старое железо молотом в сорок фунтов. И наконец кромсал его молотом-великаном в семьдесят фунтов.
* (Фунт - мера веса, примерно 400 г.)
Пройдя всю эту науку, Джон Генри решил заняться делом поинтереснее. Ему захотелось теперь пустить в ход один из новых молотов, сделанных из старого железа, которое он гнул и ломал. Он мечтал заколачивать этим молотом костыли в шпалы, чтобы надежнее держались рельсы, сделанные из железа, которое он крошил.
И Джон Генри пошел работать на железную дорогу. Вскоре он один мог выполнять работу целой бригады железнодорожных рабочих. Пока бригада вбивала костыли в левый рельс, он успевал покончить с правым рельсом. У него было два помощника, чтобы подавать костыли, и еще два, чтобы бегать за едой.
Однажды Джон Генри сказал своему главному, который руководил всей работой, чтобы тот дал передышку бригаде. Мол, он сам справится с обоими рельсами. Джон взял в каждую руку по молоту весом в десять фунтов и пошел между рельсами по шпалам. Слева направо, справа налево взлетали через плечо его молоты, описывая сверкающую дугу. Удар - и костыль вогнан в шпалы. Еще удар, еще один костыль вошел в шпалу.

Железная дорога

Весь день бригада глядела, как Джон Генри работает, и любовалась, и радовалась. Вот это мужчина, говорили они один другому. Настоящий мужчина!
Что и говорить, Джон Генри был лучшим железнодорожным рабочим на всем Юге, а если по справедливости, то и во всей стране. Размахивать молотом было его любимым занятием еще с детства. Размахивая, он пел. Молот со свистом разрезал воздух, и в такт ему звенели слова песни. А-аа! - отзывалась шляпка костыля, когда Джон ударял по ней молотом. А-ах! - крякал Джон, опуская с размаху молот.
Нету такого молота - а-а!
В наших горах - а-ах!
Нету такого молота - а-а!
В наших горах - а-ах!
Нету такого молота - а-а!
Поющего, как мой - о-ой!
Все, кто работали вместе с Джоном, очень гордились им, а потому печаль легла им на сердце, когда они услыхали его новую песню. Начиналась она так:
Бери мой молот - оо!
А кончалась:
Ну, я пошел - оо!
Ему стало известно, что в других местах найдется более трудная и важная работа для его молота.

Джон Генри

Гарри Каспаров: Не бойтесь умных машин. Работайте с ними

«Мы должны смотреть в глаза нашим страхам, если хотим извлечь максимум из того, на что способны технологии, и мы должны побеждать эти страхи, если хотим сохранить все самое лучшее, на что способно человечество», — говорит Гарри Каспаров. Один из величайших шахматистов всех времен, Каспаров проиграл суперкомпьютеру IBM Deep Blue в знаменательном матче 1997 года. Он делится своей версией будущего, в котором умные машины помогут нам воплотить наши самые великие мечты в жизнь


Гарри Каспаров Лидерство

Эта история началась в 1985 году, когда в 22-летнем возрасте я стал чемпионом мира по шахматам, победив Анатолия Карпова. В начале того же года я проводил так называемый сеанс одновременной игры против 32 лучших в мире шахматных вычислительных машин в Гамбурге, в Германии. Я выиграл все партии, и в то время никому не казалось чем-то удивительным, что я смог выиграть у 32 компьютеров одновременно. Для меня это было золотое время.

Машины играли слабо, а волосы держались крепко.

Но уже 12 годами позже я сражался не на жизнь, а на смерть против одного единственного компьютера в матче, названном на обложке «Newsweek» «Последним шансом разума». Без напряга.

И в мифологии, и в научной фантастике поединок человека против машины зачастую представлялся как вопрос жизни и смерти. Джон Генри, «стальной молоток», легендарный афроамериканский супергерой XIX века, соревновался с паровым молотом, пробивая тоннель в скале. Легенда о Джоне Генри — часть давно сложившейся парадигмы противоборства человека с технологиями. Эта риторика соперничества доминирует и по сей день. Мы участвуем в гонке против машин, это сражение, если не война. Нас лишают работы. Людей заменяют, как будто они уже исчезли с лица Земли. Достаточно представить, что такие фильмы, как «Терминатор» или «Матрица», стали реальностью.

Есть лишь немного областей, где тело и разум человека могут на равных соперничать с компьютером или роботом. Мне хотелось бы, чтобы их было больше. Вместо этого я оказался одновременно благословлен и проклят, став олицетворением поражения в противоборстве человека и машины, о котором говорят до сих пор. В самом знаменитом после Джона Генри поединке человека с машиной я сыграл два матча против Deep Blue — суперкомпьютера IBM. Никто уже не помнит, что первый матч я выиграл.

Это было в Филадельфии, до проигрыша на следующий год в Нью-Йорке. Но, по-моему, это справедливо. Ведь не отмечены же какими-то особыми датами в истории все провалившиеся попытки покорить Эверест до того, как сэр Эдмунд Хиллари вместе с Тэнцингом Норгеем достигли его вершины. Я все еще был чемпионом мира в 1997 году, когда компьютеры наконец «доросли» до шахмат. Я был тогда вершиной Эвереста, которую покорил Deep Blue. Должен сказать, что, разумеется, это сделал не Deep Blue, а его создатели: Анансараман, Кэмпбелл, Хоэн, Сю. Снимаю перед ними шляпу. Как всегда, победа машины была человеческим триумфом, о чем мы склонны забывать, когда наше же творение нас превосходит.

Deep Blue победил, но был ли он при этом умен? Нет, не был. Во всяком случае, не в том смысле, о каком мечтали Алан Тьюринг и другие основоположники информатики. Оказалось, что шахматы можно постичь, применив грубую силу, то есть при достаточно быстрых процессорах и достаточно изощренных алгоритмах. Хотя по факту достижения результата — умению играть в шахматы на гроссмейстерском уровне — Deep Blue был умен. Но даже при невероятной скорости в 200 млн комбинаций в секунду метод Deep Blue не приблизил нас, как того хотелось, к разгадкам тайн человеческого разума.

Очень скоро роботы станут водителями такси, врачами и профессорами, но будут ли они «разумны»? Я бы предпочел оставить этот вопрос философам и составителям словарей. Важно то, какие чувства мы, люди, испытываем, живя и работая бок о бок с этими машинами.

Когда мне впервые представили Deep Blue в феврале 1996 года, я уже был чемпионом мира более десяти лет, и я сыграл 182 игры на мировых чемпионатах и сотни игр против других мастеров в различных состязаниях. Я знал, чего ожидать от своих соперников и чего ожидать от самого себя. Я привык предугадывать их ходы и оценивать их эмоциональное состояние, наблюдая за их жестами и поведением, глядя им в глаза.

И тут я оказался напротив Deep Blue. Я немедленно ощутил некую новизну, некий дискомфорт. Нечто вроде того, что вы почувствовали бы во время первой поездки на автомобиле без водителя или когда ваш новый компьютерный босс отдал бы первое распоряжение. Во время той первой игры я не был уверен, чего ожидать от этой штуковины. Технологии развиваются стремительно, и IBM вложила в это солидные средства. Ту игру я проиграл. И меня не покидала мысль: а можно ли его вообще победить? Пришел ли конец моей излюбленной игре в шахматы? То были естественные человеческие сомнения и страхи, и я был совершенно уверен в том, что у моего оппонента Deep Blue не было никаких беспокойств.

После того сокрушительного удара я сражался снова и отыграл первую партию, но написанного не сотрешь. Пускай я проиграл машине, но я, по крайней мере, не удостоился судьбы Джона Генри, который, победив, погиб от истощения с молотом в руке. [«Джон Генри умер с молотом в руке» Палмер Хайден Музей афроамериканского искусства, Лос-Анджелес] Оказалось, что миру шахмат все еще нужен был чемпион мира в человеческом обличии. И даже сегодня, когда бесплатные шахматные приложения на последних моделях телефонов мощнее Deep Blue, люди все еще играют в шахматы и даже больше, чем когда-либо. Пессимисты предрекали, что никто не захочет играть в игру, в которой победила машина, и оказались неправы, и это доказано, но мрачные предсказания в отношении технологий всегда были популярным времяпрепровождением.

Я на собственном опыте убедился, что страхам надо смотреть в глаза, если мы хотим извлечь максимум из того, на что способны технологии, и что надо побеждать эти страхи, если мы хотим сохранить все самое лучшее, на что способно человечество. Пока я зализывал раны, меня посетило вдохновение по поводу поединков против Deep Blue. Как говорится в русской пословице: не можешь победить — присоединяйся! Тогда я подумал: а что, если сыграть вместе с компьютером, имея компьютер на своей стороне, объединив наши силы — человеческую интуицию с машинными расчетами, человеческую стратегию с машинной тактикой, человеческий опыт с машинной памятью? Получилась бы тогда идеальная игра всех времен?

Моя идея воплотилась в жизнь в 1998 году под названием «адванс», или продвинутые шахматы, когда я играл в состязании человека и машины против другого элитного игрока. Но в том первом эксперименте у нас не получилось эффективно сочетать способности человека и машины. Адванс занял свою нишу в интернете, а в 2005-м соревнования по так называемым фристайл-шахматам стали настоящим открытием. В нем участвовали гроссмейстеры и ведущие шахматные компьютеры, однако победителями стали не гроссмейстеры и не суперкомпьютеры. Победителями стали двое американских игроков-любителей, одновременно управлявших тремя обычными домашними компьютерами. Их умелое управление компьютерами превзошло глубочайшие знания шахмат игравших против них гроссмейстеров и намного бóльшие вычислительные мощности других машин. Тогда-то я и вывел эту формулу. Слабый игрок плюс компьютер плюс мастерское управление превосходят не только более мощную машину, но, что еще поразительнее, превосходят сильного игрока плюс компьютер при неэффективном управлении. Это убедило меня в том, что нам понадобятся более совершенные интерфейсы, чтобы помогать компьютерным процессам становиться более разумными.

Человек плюс машина — это не будущее, это настоящее. Любой, кто пользовался автоматическим переводом, чтобы понять суть новостной статьи из иностранной онлайн-газеты, знает, что тот далек от совершенства. Но когда мы добавляем собственный опыт, чтобы придать смысл прочитанному, машина учится на наших исправлениях. Эта модель распространяется и применяется в медицинской диагностике, в безопасности. Машины перемалывают данные, вычисляют вероятности, доводят точность до 80%, до 90%, упрощая данные для анализа и процесса принятия решений человеком. Только не думаю, что вы отправите детей в школу на самоуправляемой машине с 90%-й точностью или даже с точностью в 99%. Поэтому нам необходим скачок, который добавит эти жизненно важные недостающие знаки после запятой.

Спустя 20 лет после моего матча против Deep Blue, моего второго матча, тот сенсационный заголовок: «Последний шанс разума» стал избитой истиной в отношении искусственного интеллекта, проникающего казалось бы, с каждым днем все глубже в каждый сектор. Однако вопреки прошлому, когда машины заменяли сельскохозяйственных животных, ручной труд, сейчас они угрожают людям с дипломами и политическим влиянием. И как тот, кто сражался с машиной и проиграл, я хочу сказать вам, что это замечательная, отличная новость. В конце концов любой профессионал должен испытать на себе это давление, иначе человечество перестанет развиваться. Не нам выбирать, где и когда остановится технологический прогресс. Мы не можем замедлиться. Говоря по правде, нам впору ускоряться. Технологии отлично справляются с устранением сложностей и неопределенностей из нашей жизни, так что мы должны искать еще более сложные, еще более неопределенные задачи. Машины способны на вычисления. Мы способны на понимание. У машин есть инструкции. У нас есть цели. Машинам присуща объективность. Нам присуща увлеченность. Нам не следует беспокоиться о том, на что машины способны сегодня. Нам следует беспокоиться о том, на что они пока еще не способны, потому что нам понадобится помощь новых, умных машин, чтобы воплотить наши величайшие мечты в реальность. И если нам это не удастся, если не удастся, то это не потому, что машины окажутся слишком умны или недостаточно умны. Если нам не удастся, то это оттого, что мы избаловались и умалили собственные амбиции. Наше человеческое начало не определяется набором навыков вроде махания молотом или даже игры в шахматы.

Единственная вещь, на которую способны только люди, — это мечтать. Так давайте мечтать о большем.

Кто такой железнодорожник?

Кто такой железнодорожник?

Морской и железнодорожный магнат Корнелиус Вандербилт (1794-1877) был мультимиллионером, добившимся собственного успеха, который стал одним из самых богатых американцев 19-го века. В детстве он работал со своим отцом, который управлял лодкой, перевозившей грузы между Статен-Айлендом, Нью-Йорком, где они жили, и Манхэттеном.

Тогда был ли Джон Генри настоящим мужчиной? Фольклористы долгое время считали Джона Генри мифическим персонажем, но историк Скотт Нельсон обнаружил, что он был реальным человеком— девятнадцатилетний юноша из Нью-Джерси, осужденный за кражу судом Вирджинии в 1866 году, приговоренный к десяти годам тюремного заключения и привлеченный к работе на строительстве железной дороги C&O.

Что делает Джона Генри легендой? Легенда о Джоне Генри — это всего лишь «легенда», и благодаря легенде Джон Генри стал символом. Он символизировал многих афроамериканцев чей пот и тяжелый труд строил и обслуживал рельсы через Западную Вирджинию. Он был символом чернокожих рабочих, отдавших жизнь этим опасным занятиям.

точно так же был ли Кейси Джонс реальным человеком? Кейси Джонс был локомотивом инженер который стал народным героем после его гибели в железнодорожной катастрофе в 1900 году, увековечен в ряде песен. … Родившийся Джон Лютер Джонс в штате Миссури в 1863 году, будущий народный герой еще мальчиком переехал со своей семьей в Кейси, штат Кентукки, город, откуда он получил свое прозвище.

Были ли у Рокфеллера железные дороги?

Рокфеллер основал Стандартная нефтяная компания в 1870 году. Он управлял ею до 1897 года и оставался ее крупнейшим акционером. … Кроме того, Рокфеллер приобрел огромное влияние на железнодорожную отрасль, которая транспортировала его нефть по стране. Standard Oil была первым крупным бизнес-трестом в Соединенных Штатах.

Джон Генри — легенда или выдумка? В «Steel Drivin' Man» Скотт Рейнольдс Нельсон утверждает, что История Джона Генри не была сказкой, да и сам Генри не миф. Историки давно предполагают, что баллады о Джоне Генри, которые начали циркулировать в 1870-х годах, относились к реальному железнодорожнику, но г-н.

Джон Генри родился с молотком в руке? Согласно легенде, он родился с молоток в руке. Он и несколько других освобожденных рабов строят железную дорогу, пока не появляется человек с машиной, утверждающий, что машина может забивать больше железнодорожных костров.

Где находится туннель Грейт-Бенд? Туннель Биг-Бенд расположен недалеко от Талкотта, примерно в 10 милях к востоку от Хинтона, Западная Вирджиния.. Его строительство было одним из крупнейших проектов, предпринятых железной дорогой Чесапик и Огайо (C&O), поскольку она расширила свою железную дорогу через южную часть Западной Вирджинии. После завершения это был самый длинный туннель на линии.

Где похоронен Кейси Джонс?

Тело Кейси Джонс было отправлено обратно в Джексон, штат Теннесси. Похоронная месса прошла 1 мая 1900 года в церкви Святой Марии, где четырнадцать лет назад Кейси женился на Джени Брэди. Он похоронен в Кладбище на горе Голгофа.

Что случилось с двигателем Кейси Джонса? Локомотив был тянущий пассажирский поезд New Orleans Special, когда он потерпел крушение в 1900 году., просто чтобы убить Кейси, паровоз. … 382 было 37 лет к тому времени, когда он был отправлен на слом в 1935 году, в том же возрасте, что и Кейси Джонс, когда он погиб в результате крушения в 1900 году.

Кому принадлежала нефтяная монополия?

Рокфеллер построил нефтяную монополию, безжалостно устранив большинство своих конкурентов. Это сделало его самым богатым человеком в мире.

Что случилось с деньгами Рокфеллера? Рокфеллер умер в возрасте 97 лет, прожив часть своего состояния, чтобы распределил его жене Лауре Спелман, а также его пяти дочерям и сыну поровну. Говорят, что большая часть его состояния пошла в Фонд Рокфеллера.

Где находится туннель Джона Генри?

Снова посетите место, где Джон Генри, стальной водитель, победил паровую дрель в знаменитом соревновании, которое проходило прямо в туннеле Грейт-Бенд. Расположены на ул. 3 в Талкотте, Западная Виргиния.

Был ли Пол Баньян великаном?

Пол Баньян гигантский дровосек и народный герой в американском и канадском фольклоре. Его подвиги вращаются вокруг небылиц о его сверхчеловеческих трудах, и его обычно сопровождает Малыш Голубой Бык.

Кто сын Джона Генри? Джон Генри женился примерно в 1789 году в Вирджинии, США, на Сюзанне Уокер, и у них был только один сын, Эдмунд ГенриРодился 1791.

Какое прозвище было у Джона Генри? В конкурсе участвовал Джон Генри в качестве человек-молот работая в партнерстве с шейкером, который держал сверло, похожее на долото, на горную скалу, в то время как молотобойец наносил мощный удар кувалдой.

Где находится статуя Джона Генри?

Талкотт, Западная Вирджиния: Статуя Джона Генри

Сейчас стоит к западу от города, на южной стороне шоссе 12 / шоссе 3, в Историческом парке Джона Генри. Статуя находится у входа в железнодорожный туннель Биг-Бенд. Человек, управляющий сталью, терпит разрушительное воздействие времени (и людей) на холмах Западной Вирджинии.

Где Джон Генри работал на железной дороге? Насколько можно установить, Джон Генри был нанят литейщиком для железная дорога C&O, богатая компания, которая расширяла свою линию от Чесапикского залива до долины Огайо. Сталелитейщики, также известные как молоточник, проводили свои рабочие дни, пробивая отверстия в скале, ударяя толстыми стальными сверлами или шипами.

Кто построил американские железные дороги?

Джон Стивенс считается отцом американских железных дорог. В 1826 году Стивенс продемонстрировал возможность парового движения на круговой экспериментальной трассе, построенной в его поместье в Хобокене, штат Нью-Джерси, за три года до того, как Джордж Стефенсон усовершенствовал практический паровоз в Англии.

Почему Кейси Джонс так знаменит? Кейси Джонс был инженер-железнодорожник, известный своей скоростью, умерший в 1900 году., когда он столкнулся с другим поездом. Он был увековечен как американский народный герой с выпуском песни Уоллеса Сондерса «Баллада о Кейси Джонс».

Что случилось с пушечным ядром?

Поезд был построен компанией Rogers Locomotive and Machine Works в Патерсоне, штат Нью-Джерси, в 1891 году. восстановление который был закончен в 2010 году.

Как быстро ехал Кейси Джонс? Экипажи товарных поездов рассчитывали «распилить»; то есть, как только пассажирский поезд проходил переднюю часть первого поезда, он двигался вперед, а задний грузовой двигался вверх, освобождая таким образом основной путь. Но скорость Кейси. около пятидесяти миль в час- было больше, чем рассчитывали грузовые экипажи.

Читайте также: