Пермяк чугун и сталь

Обновлено: 01.12.2022

Местом рождения Евгения Андреевича Виссова, более известного под псевдонимом Евгений Пермяк, долгое время считалась Пермь – по псевдониму писателя. Сегодня документально установлено, что родился он 31 октября 1902 года в городе Воткинске. О родителях мальчика мало что известно: и сам писатель о них редко поминал на людях, и документов о них изыскатели нигде не находят. Обычно удовлетворяются рассказом о том, что Виссовы жили в Перми, отец был почтовым служащим и умер от туберкулеза в 1905 году. Мать же по бедности вынуждена была отдать сына в Воткинск, на воспитание своим родителям и сестре – бабушке, дедушке и тётушке Жени. Правда, она периодически пыталась забрать мальчика к себе в Пермь, но всякий раз ненадолго.

В Воткинске Женя учился в церковно-приходской школе, потом в прогимназии, потом в гимназии… Когда грянула Октябрьская революция, гимназия стала школой второй ступени с производственным обучением. Предмет этот был столь важен, что в жизнь юноша вышел, основательно овладев пятью ремёслами: столярным, слесарным, сапожным, кузнечным и токарным. Запасся знаниями и умениями на всю жизнь.

Первый год самостоятельной жизни Виссов служил конторщиком на Купинском мясопункте, затем работал на конфетной фабрике «Рекорд» в Перми. Тогда же он занялся журналистикой: публиковал рабселькоровские статьи и стихи в газетах «Звезда» и «Красное Прикамье». Подписывал он их псевдонимом Мастер Непряхин. С этого времени к нему пристала двойная фамилия Виссов-Непряхин, она даже в документах упоминается. Однако важнейшее значение имела работа будущего писателя режиссёром драмкружка в рабочем клубе им. Томского.

В 1924 году Евгений поступил на социально-экономическое отделение педагогического факультета Пермского университета, по окончании которого решил обосноваться в Москве. В 1930-х годах к постановке в театрах СССР были приняты несколько его пьес, но особой популярностью пользовались две – «Лес шумит» и «Перекат».

Тогда же писатель женился. Супругу его звали Марией Константиновной. У них родилась дочь Ксения.

Когда началась Великая Отечественная война, Евгения Андреевича, как и многих других советских писателей, эвакуировали в Свердловск. Там он особенно близко сошёлся с Павлом Петровичем Бажовым, возглавлявшим местную организацию Союза писателей. По сказам Бажова драматург Виссов написал тогда несколько пьес. По совету же Бажова он стал сочинять сказки и книги для детей.

Первая книга «Кем быть?», в популярной форме познакомившая детей с различными профессиями, вышла под псевдонимом Евгений Пермяк в 1946 году.

Первый же сборник авторских сказок Пермяка – «Счастливый гвоздь» появился через десять лет, в 1956 году. Самым известным собранием сказок Пермяка признана «Дедушкина копилка», в которую вошли 50 сказок. С этого времени Евгений Андреевич считается одним из основоположников современной отечественной сказки. Третьим стал сборник сказок «Замок без ключа», опубликованный в 1962 году.

Последние 20 лет жизни писатель предпочитал работать над серьёзными романами о современной ему жизни. Книги его, особенно сборники сказок, стали столь популярными у читателей, что Евгений Андреевич и его супруга официально поменяли фамилию Виссов на Пермяк.

Евгений Андреевич Пермяк умер 17 августа 1982 г. Похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище.

Примечание к биографии:

Фантастическое в творчестве:

Несмотря на то, что Евгений Пермяк являлся автором многих серьёзных романов, повестей и пьес для взрослых, прежде всего он стал известен благодаря сказкам и миниатюрам научно-популярного и нравоучительного характера для детей.

Творчество писателя включает в себя около сотни сказок, созданных под влиянием произведений Павла Бажова. В них Пермяк опирается на сказочные традиции, используя аллегоричность, сказочную символику, сказовые мотивы: предметы разговаривают, спорят между собой и с людьми, выясняя в итоге «что такое хорошо и что такое плохо». Идея важности труда в жизни человека красной лентой проходит через все сказки Пермяка. Популярные сборники сказок автора: «Дедушкина копилка» (1957), «Замок без ключа» (1962). Также стала популярна и переиздается до сих пор повесть «Сказка о стране Терра-Ферро» (1959).

В своих произведениях для взрослых Пермяк также нередко использовал сказовые формы повествования (например, «Сольвинские мемории», «Царство Тихой Лутони» (1970)).

Евгений Пермяк — Глиняное царство: Сказка

В этой стране гончары из глины горшки гончарили, обжигальщики их обжигали, продавальшики продавали, а царь богател.

С чего бы царю богатеть, когда он глину не месит, горшков из нее не гончарит, работать не помогает ─ ни рукой, ни ногой… На троне восседает и всем, что есть в царстве, повелевает. Спину гнуть на себя заставляет ─ золотую казну накопляет.

Да очень просто… С каждого горшка по денежке берет, с корчаки ─ по две, а с глиняной вазы ─ и все три!

А за то, что царь землю своей называет. А коли земля его, значит, и глина царская. И песок тоже царев. А как без глины и без песка горшок слепить? Как без дров его обжечь-закалить? А дрова тоже царевы, коли лес царский.

Вот так и жили-маялись ─ царю трудовой деньгой кланялись, а сами с воды на хлеб перебивались. Молчали и подчинялись.

Долго ли, коротко ли так было, только всему конец приходит…

Конец глиняному царю, горшечному государю пришел с пришлым человеком из далекой светлой страны. В этой стране все друг для друга работали. Каждый для всех, и все для каждого. Ни царей в ней, ни королей. Народная власть, и законы народные.

─ Может ли быть такое? Неужели это правда, пришлый человек?

А он им в ответ:

─ Как же не правда, коли солнце для всех светит. Для всех на земле трава и лес растет. Всех мать-земля кормит ─ всех, кто своим трудом живет. Кто пашет, сеет, урожай собирает. Кто пилит, кует, кто руду добывает, чугун и сталь выплавляет.

─ А глина? ─ спрашивают гончары. ─ Чья она у вас?

Пришлый человек не удержался и расхохотался:

─ Коли земля наша, так и все, что на ней и в ней, тоже народное. Общее: твое, мое и каждого… При чем же тут царь?

Не сразу понял это забитый народ Глиняного царства, горшечного государства, но понял. А когда понял, не стал на завтра откладывать то, что сегодня можно было сделать. И все, что трудным казалось, простым оказалось.

Пришел народ в царский дворец и сказал царю:

─ Царь, если хочешь жить как все, становись горшки лепить!

Царь на дыбы! Царский посох копьем на народ поднял:

─ Вот ты как! ─ и выдернул из-под царя позолоченный глиняный трон. Открыл широкие царские ворота и сказал: ─ Не поминай лихом… Мы тебя добром не помянем…

Был царь, и не стало царя. Сбег! Царский дворец под Народную думу определили. Глиняное царство в республику переназвали, а Глиняной оставили.

Вы спросите ─ почему? Да потому что земля ее была глиняной. Глина да песок кругом. Редко где полянки да пашни попадались. Поэтому и хлеба своего в стране мало было. Даже сено и то приходилось из других стран привозить. Травка и та низенькой росла. Зато…

Зато глина всем глинам ─ глина. На все цвета: темно-коричневая, красная, синеватая, серая и белая как снег. Из этой глины что хочешь можно слепить. От большой посудины с человеческий рост до маленькой детской чашечки. Этим-то и жил, и кормился народ Глиняной державы. Корабли нагружали глиняным товаром, а взамен привозили все, что в других странах делалось и росло.

Лучше зажил в Глиняной державе народ без царя. Широко торговлю повел. Есть что есть, что одевать-обувать, на чем сидеть и спать.

Но как бы хорошо люди ни жили, всегда можно еще лучше жить. Как бы люди ни облегчали свой труд, его всегда еще больше можно было облегчить.

Самое трудное в горшечном деле ─ ногами глину месить. Коней припрягли. Тоже дело не легкое. Канительное. Надумали ветряной мельницей коня заменить. Легче дело пошло, да только дорога дешевая сила ветра. Каждый гончар свою мельницу не построит. Но и тут ум помог. Решили не в одиночку работать, а сообща. Артельно. Пять-шесть-семь одиночек составят артель, глядишь, и мельницы в пять-шесть-семь раз дешевле обходится. Но…

Но и мельница вскоре плохой месильщицей оказалась. Когда ветер есть ─ работает. А когда ветра нет ─ разувайся, артель, и ногами глину меси. А мельница-бездельница похваляется:

─ Месите, месите, а я отдохну-покрасуюсь, на вас полюбуюсь…

Услышал эти насмешки делец из заморской державы и говорит:

─ Плюньте вы на эту ветряную бездельницу, я вам дам паровую умелицу. День и ночь глину месить будет…

И привез. Не месилка, а чудо из чудес. Гончары-артельщики прыгают чуть ли не до небес. Успевай только в паровую месилку глины с песком подкладывать. Смесит-смешает скорее скорого. Не глина ─ загляденье, что кисель, густа и, главное, чиста. Ни комочка, ни камешка. Только…

Только где денег взять? На что паровую глиномешалку купить?

А делец, заморский хитрец, смеется:

─ Зачем деньги? Дружба дороже! Я вам буду глину месить, а вы мне мой пай вносить. Пустяки для вас, мелочь.

Обрадовались. Столковались. Паровая глиномешалка месит, не отдыхает, а делец свою долю-пай получает. Лучше прежнего дела пошли. Посуду глиняную из рук рвут. Только… Опять «только»…

Только печь не успевает. Отстает. Дров много берет, а жара мало дает… Долго горшки в печи обжигаются да мало их в печь помещается…

А заморский хитрец, на все руки делец, тут как тут:

─ Зачем вам маленькая печь? Зачем в ней много дров жечь? Когда под ногами у вас жарче топливо есть. Нефть!

И впрямь! Давным-давно известна в этой Глиняной стране густая, коричневая подземная огневая вода.

─ Есть-то есть, да как до нее долезть?

Делец опять смеется:

─ Зачем лезть, ваша честь. Была бы охота, остальное ─ не ваша забота…

Побежали гончары в Народную думу, в бывший царский дворец. А там:

— Мы согласны. Попадать, что ли, подземному добру?

Сказано ─ сделано. Понаехали заморские буровые мастера. Пока дыры до нефти бурят, дельцы-хитрецы велели огромную печь возводить… Теперь успевай только горшки, кувшины, вазы да кринки, чаши да миски на кружалач выкруживать.

Исправно горшки обжигаются, исправно по трубам нефть подается, еще исправнее доли-паи за все это отчисляются.

Сами стали из других стран скупщики приезжать. Все тот же хитрец-делец помог. Посуду на месте скупают и артельщиков возить ее не заставляют. Ах! Как это удобно! Только…

Только ноги устают колесо у кружала крутить. А заморский делец опять заботу свою проявляет:

─ Не надо, господа гончары, тужить… Зачем вам колесо ногами кружить, когда электричество может вам послужить… Только…

Без «только» опять не обошлось.

─ Только зачем же вам, артельные мастера, в маленьких мастерских горшки мастерить, когда я большой завод затеял… Ни горя вам, ни забот… Все возьмет на себя посудный завод. Отработай только свои часы. Сколько сделал, столько и получи…

Понравилось это артельным гончарам:

─ В самом деле, друзья-товарищи, месилка не наша, печь у нас тоже не своя. Зачем же нам, братцы, за свои кружала держаться.

Посудили так гончары, порядили и решили: без горюшка и без забот наняться на посудный завод.

Славно дело пошло, весело. Много посуды теперь стало. Всякой и разной. Только не ленись. За работу держись. Счетчик-учетчик свое покажет, и касса деньгами скажет. Что и кому, за что и почем. Красота! Отработал свои часы и вольный казак. Давно бы надо было так!

И Народная дума довольна. Одно тревожно-ненадежно: в своей стране ─ чужие хозяева. Торговали кирпичом, а остались ни при чем. Нефть за море отправляют. Прибыли-доходы с заводов тоже сами загребают. А что делать? Работа людям дается. Кое-что и в Глиняной державе остается… Только…

Только не все то солнышко, что светит… И делец останется дельцом, как и хитрец ─ хитрецом…

А таких дельцов-хитрецов не один и не два в Глиняной державе развелось. Многое они к своим рукам прибрали. Не крали, не воровали, а пришли да взяли. Аптеки и те не свои, а заморские… Правда, товаров навезли таких, что в столице Глиняной державы и не видывали, но жизнь от этого лучше не стала. Все привезли, всем поманили, да не все купили.

Как так? Что-то не верится, будто улучшения причиняют огорчения!

Трудно поверить, но можно проверить.

На том заводе, который заморский делец-хитрец отгрохал, решили глиняную посуду на электрических кружалах не выкруживать. Долго это, да и трудно руками глиняную посудину выделывать. То ли дело постоянная горшечная форма. Поставил ее на пресс, бросил ком глиняного теста, нажал на педаль ─ и получай сырой горшок, ладный да складный. Посуши его и в печь…

Все любуются и дивуются этим усовершенствованием. Только…

Только эти любования да дивования недолгими были. Штамповка горшков вдвое скорее пошла. А коли штамповщик за двоих работает, каждый второй-то лишним стал. А коли лишним, значит, уволенным…

Уволенные гончары, те, что горшки на кружалах прежде выкруживали, бросились жаловаться в Народную думу… А советники заморские в свою дуду задудели:

─ Зато горшки дешевле грибов стали… Разве хозяин завода нанес народу вред?

Как будто так и не так. А уволенных, безработных куда?

─ Были бы руки, работа найдется, ─ твердят советники.

Кое-кого кое-куда приставили. Хотя и меньше мастера зарабатывают, но терпеть еще можно.

Поутихло это улучшение с трудовым ухудшением, да новое пожаловало.

─ Зачем, ─ говорит хозяин завода, ─ глиняное тесто в комья руками катать, под пресс совать, если машина это дешевле и скорее сделает.

Опять все правильно! Снова улучшение! И опять увольнение!

Дельца-хитреца в Народную думу вызвали. А он:

─ Я хозяин, я фабрикант… Налог исправно плачу, а на заводе делаю как хочу!

Опять как будто так и не так. Спорить есть о чем, а наказать фабриканта не за что. Он хозяин. Он капиталист. И у Народной думы нет права за это под суд фабриканта отдавать. Да и одного ли его. Их уже не пять и не шесть в Глиняной державе. И все своими заводскими улучшениями приносят народные ухудшения.

Безработные гончары-горшечники кинулись было свои гончарные артели восстанавливать… Да куда там! Разве руки могут горшок дешевле машины изготовлять?

Попробовали для любителей штучные фигурные чаши, кувшины, вазы по заказам выкруживать, изукрашивать… Только… Только много ли этих любителей, а безработных день ото дня прибавляется.

Потому что фабриканты день ото дня выгоняют рабочих: лишний ─ от ворот поворот, недоволен ─ скатертью дорога. Мало этого: кого оставили, и тех ограбили. Оплату им убавили:

─ Не хочешь, найдем безработного, он и меньшему будет рад… А еще лучше ─ робота приспособим.

До того дело дошло, что и самые трудные работы, с которыми умелые руки едва справлялись, заменили хитроумными механизмами. Из каждых десяти рабочих едва один на заводе остался.

Рабочий народ роптал на роботов:

─ Вы нас обездолили, без работы, без денег, без домов оставили, голодать-пропадать заставили.

Бездушно молчали роботы и бездумно производили веленное им. А хозяева заводов, на которых рабочих вытеснили роботы, хвалили их:

─ Вы прекрасные, неопасные, не знаете устали, не бунтуете, не бастуете. Вдвое-втрое дешевле производите все, что продается и покупается.

И в самом деле, глиняной посуды видимо-невидимо, да деть ее некуда.

А почему? Да потому что покупать ее стало некому и не на что. Половина страны ─ безработные, безденежные. Потеряв работу, люди лишились возможности покупать, а роботы не обрели ее.

Фабриканты в другие земли кинулись свои товары сбывать. А там: ищи, говорят, себе прибыли, да другому не желай гибели. Свое девать некуда. Беда!

Горы к ирпичей, горшков, кувшинов, кринок на заводском дворе не умещаются, за воротами видимо-невидимо чашек, мисок валяется, а капиталист сам не свой. «Глаза бы, говорит, на них не глядели! Разоренье одно! Так и по миру не долго пойти».

Как же так? Ему-то на что жаловаться? Есть на что. Лежачий товар не кормит. Привык делец-хитрец прибылью хвалиться, а убыли пуще огня боится.

По миру не по миру, но где уж тут богатеть. Раз сделанное заводом не покупают, кто ж вернет истраченное? Не худ горшок, да худ торжок. Теперь уж владельцы заводов набросились на роботов:

─ Вы ужасные! Вы жестокие! Вы обманули нас, обанкротили, обезденежили.

Бездушно молчали роботы, бездумно производя приказанное им…

А в тех странах, где без фабрикантов жили, работы всем хватало и голодных не стало. А роботы помогали людям, а не мешали.

Понимать начали гончары, кто им жить мешает. Как ни хитри, правды не перехитришь. Но делец уступать не хочет и в спор:

─ Что вы, мы же друзья! Сколько лет я вас кормил-поил. Дайте срок, в беде не оставлю. Ведь заводы-то мои!

─ Кого хотите спросите, все тут мое священное-неприкосновенное.

Засомневался народ, и впрямь заводы-то его. Верь не верь, да легко ли вывести на чистую воду сильного да богатого. Не пустячный спор, не простой разговор. Где чудодея-заступника найти.

Гончары-то хоть и не больно учены, да знали, кто их кормит-поит, догадывались, кому все подвластно и в сказке и в жизни. Так пусть главный волшебник, сам владыка мира, и рассудит их.

А могучий волшебник тут как тут. Любой заморский хитрец, из дельцов делец, без него как без рук: дела не начнет, шагу не пройдет…

И этот мудрый волшебник сказал:

─ Ну-ка, завод, назови сам своих настоящих хозяев!

Приказал так владыка мира Труд, и принялся завод перечислять тех, кто обжег кирпичи, кто сложил их. Тех, кто добыл руду, выплавил из нее металл, а затем собрал станки. Тех, кто дал заводу свет и электрическую силу. И, перебрав тысячу имен, ни один гвоздь, ни один самый завалящий горшок на этом заводе не вспомнил о капиталисте, который завод называл своим. Ведь он ничего не сделал для возведения завода. Не нарезал ни одного винтика, не положил ни одного кирпича. Он даже не вычертил плана завода на бумаге. Все это делал другой человек. Инженер. Архитектор. Строитель. Каменщик. Горшечник.

─ Как же завод может принадлежать одному человеку, если его строили тысячи? ─ возмутился всемогущий Труд. ─ Нет, не отбирать вы пришли, а украденное вернуть.

И стало в Глиняной державе все, от кирпича до дворца, от кружала до робота, принадлежать тем, чьим трудовым рукам обязаны все ценности-драгоценности и сама жизнь.

Так завершится сказка завтра, начавшаяся вчера и продолжающаяся сегодня в некоторых царствах-государствах.

Большой чугунный миф

Античная бронзовая посуда – как воинские походные котлы, так и утилитарные домашние котелки для варки в Европе довольно быстро канула в лету. В средние века, ее вполне заменили поначалу глиняная и медная. Когда воинский пыл немного поугас, а границы устаканились, появилась возможность пустить стратегический металл и на мирные нужды – стали делать посуду и из железа - котлы впечатляющих размеров.

Для жарки в основном использовались железные шпаги вертела и медные и железные сковороды и противни. И Россия не отставала от Европы: «в поварне на очаге два прута железных длинных, да пять поперечных, пять жаровен больших и малых с таганами, четыре расщепа железных, в квасоварне два котла железных по сорок ведер в очагах…». Даже решетки для царских дворцов ковали железные:

Это я к чему, собственно. А к тому, миф о старинности чугунной посуды есть только миф и ничего более. Вплоть до середины 19 века железо и медь, а с конца 18 века – латунь, правили на кухне бал.

Да с чугуном в Европе и познакомились-то только, когда водяные научили людей строить водяные мельницы, эльфы показали им леса Шварцвальда, а гномы - угольные массивы Британии, рурский бассейн и залежи железной руды в Альпах. И получили чугун тоже случайно, но только не на заре человечества, а уже вполне в современности – в Европе в XIII-XIVвеке.
Когда уже все в Европе закрутилось-завертелось и технический прогресс поскакал семимильными шагами, темпертуры в печи повысились, и железо удалось-таки расплавить. При этом оно захватило углерод – получилась вместо железа фигня – чугун.
Большие мальчики, разумеется, оценили преимущества чугунных ядер, а также лафетов пушек:

И пошло-поехало. Как известно из старинных учебников по «Новой истории» к концу XIX века «Германия уже выходила на первые места по выплавке чугуна и стали, а на заводах Круппа работало уже сколько-то там тысяч человек». Именно на это время приходится расцвет чугунной посуды самых известных зарубежных фирм, которая с успехом служит до сих пор.

Но это все в Европах. А у нас?

А наша русская душа кроме пушек и ядер разглядела в чугуне предмет искусства. И на демидовских заводах возник художественный промысел. До посуды ли тут, когда создавались малые и большие формы, для усадьбы князей Голициных:

Для особняка Демидовых:

Потом-то стало попроще – чугунные решетки смогли себе позволить и страховое общество:

и банкиры из Китай-города:

и даже городская дума:

Примерно к началу 20 века в Каслях стали лить и художественную посуду попроще – вазы-сухарницы, формы для выпечки и чугунные таганки – сковородки, формой приближенные к воку, но с плоским дном и на трех ногах - это принадлежность русской кухни, заимствованная у тюркских народов, и еще восточнее, благополучно дожила и до сегодня. Ноги, правда, отпали за ненужностью разводить под сковородой огонь, но осталось даже название - «треножка», «тренога».

Сетовать на то, что невозможно сейчас сварить «щей чугунок» - еще один миф. Их и не варили в чугунке. Максимум – картошку с салом, ну кашу может быть.
Патамушта, хоть горшки и были эмалированными, и теоретически им не была страшна кислота «кислых суточных щей», но искусство чугунного литья, заведенное на демидовских заводах, как и многое другое, оказалось утрачено. Отчасти из-за изменения технологических процессов, отчасти за ненужностью, отчасти по дурости. Ведь чтобы чугун имел отличные литейные свойства, должны выполняться ряд непростых условий – для тонкости отливки необходима примесь кремния, для гладкой поверхности и легкоплавкости – фосфора, для прочности и упругости – серы. Но как только один из параметров выйдет за границы допустимого, то и получится у нас изделие массового потребления от похмельного литейщика по методу «так уж получилось». Чем грубее поверхность чугуна, тем хуже пристанет к нему эмаль. Да и качество эмалей оставляло и оставляет по сей день желать лучшего. Трещины эмали получаются на наших чугунках довольно быстро и легко, и такой чугунок для готовки непригоден. Разве что цветы в нем выращивать, да и то вредно.

Послевоенные чугунки легко нашли себе замену в чугунках и сковородках из силумина. Хозяйки были им несказанно рады. Ушла, наконец, ржавчина. А больше того – себя жалко – тягать тот чугуний туда-сюда тяжести ворочать. Ведь любой чугунный горшок тяжелее своего силуминового собрата, а наполненный и подавно.

Так что я бы особо о чугунках не сетовала. Тем более, что для современной кухни он бесполезен, не то, что современный Dutch oven. Сложную многокомпонентную систему из металлов и сплавов сегодня выпускают все ведущие фирмы. И назвать эти агрегаты кастрюлей язык не поворачивается.

Лучше уж будем любоваться сохранившимися у нас чугунными шедеврами.

Но. Остались-таки кое-где, и это действительно ценная в хозяйстве вещь, тонкие железные сковородки .

На них все прекрасно жарится, да так, что не нужно никаких сковородок-гриль и "толстых чугунных сковородок". Но это уже другая история.

Комбинированная работа по русскому языку и литературному чтению в 4 класса

Пролилась огневой струёй из жаркой печи горячая Сталь. Засверкала золотыми звёздами, остыла дорогими слитками и зазналась. Перед серым Чугуном так стала себя выхвалять, что тот чуть не изоржавел от стыда.

- Я, - говорит Сталь, - нержавеющая, нетемнеющая, хитро сваренная! Как алмаз крепка, как змея гибка. Пилить, сверлить, резать – всё могу! Хочешь – иглой стану! Рельсами побегу. Машиной заработаю. Пружиной совьюсь. А ты что, Чугун? На сковородки, на утюги только и годен. Не ковок, не ловок, хрупок, как лёд. Не модный ты металл.

Говорит так Сталь, на весь цех себя свалит. И самолётом- то она полетит и кораблём-то она поплывёт… столько наговорила про себя, что в семи коробах не свезти. Но ничего лишнего не прибавила. Была в её стальном звоне правда.

Конечно, Чугуну далеко до Стали. Только об одном ей забывать не надо бы: о том что Чугуну она родной дочерью доводится, что она ему своей жизнью обязана…

Ну, а в основном всё правильно, если, конечно, совесть во внимание не принимать.

Письменно ответь на следующие вопросы:

Почему зазналась горячая Сталь, выйдя из жаркой печи? ____

Чем отличалась Сталь то Чугуна? ______________________

О чём забыла Сталь? _________________________________

Напиши свой вариант заглавия текста.

Какими словами можно охарактеризовать Сталь? Обведи букву с правильным ответом.

А) Модная, стеснительная, сверкающая.

Б) Правдивая, неблагодарная, хвастунья.

В) Шустрая, всемогущая, ржавеющая.

Определи тип текста.

Допиши сравнения, используя слова из текста:

Сталь, как ___________________________________________

Чугун хрупок, как ____________________________________

Выражение, расположенное слева, соедини линией с близким по значению.

Говорит без пользы или необдуманно

не лезет за словом в карман

Не в состоянии выразить свои чувства.

Находчив в разговоре, в споре.

Прочитай внимательно текст и выполни задания.

Чугун и Сталь.

Почему зазналась горячая Сталь, выйдя из жаркой печи? __

О чём забыла Сталь? ________________________________

Сталь, как __________________________________________

Чугун хрупок, как ___________________________________

Классный час «Совесть»

Цель: Добиваться, чтобы маленький человек научился критически относиться к себе, чтобы совесть стала чутким стражем его поступков через чтение произведений А.Л. Барто, В.А. Сухомлинского, через объяснение русских пословиц.

Оборудование: стихи А.Л. Барто, отрывок из текста В.А.Сухомлинского «Совесть – чуткий страж человеческих поступков», плакаты с пословицами.

Ход урока

– Угадай загадку. Запиши слово, состоящее из 1 буквы, но из 2 звуков. (Я)

– А сейчас слегка опустите верхние веки так, чтобы они были видны, заметим дрожание ресниц, зажмурим глаза, заглянем в себя, увидим себя, услышим себя. Какой Я? Каким я себя чувствую?

– Запишите все о своем Я. Кто Я? Какой Я?

– Прочитайте о своем «Я». (Дети читают слова: добрый, хороший, шумный, немного непослушный, дочь, энергичная, азартный).

Слова на доске :

веселый красивый добрый интересный друг совестливый честный

– Все слова понятны?

– Совестливый – как понимаете? (Ответ детей: «Человек, у которого есть совесть».)

– От какого слова образовано? (Дети: «Совесть».)

– Напишите в тетрадь. Совесть – это …

– Кто хочет прочитать?

Дети: «Это когда человек в чем-то признается. Это когда стыдно. Это внутренний голос, который мучает, когда сделаешь что-то плохо. Совесть – друг человека».

– А сейчас нужно выбрать вопрос и честно на негоответить.

  1. Что я люблю в себе?
  2. Моё настроение чаще?
  3. Моя печаль?
  4. Радость в моей жизни?
  5. Маленькие хитрости в моей жизни?
  6. Для чего я живу на свете?

– Какой вопрос оказался самый трудный? Почему?

Ответы детей.

– А сейчас представьте поляну. На ней большой развесистый дуб. Дерево мудрости. Под ним сидит старый мудрец. Он все знает о человеческой жизни.

– Придумайте вопрос, который вы хотите ему задать. Запишите его на листочках.

Рисую дуб. Прикрепляю на дуб вопросы детей. Читаю некоторые – о жизни.

Вопросы детей:

– Почему у некоторых людей мягкий характер, а у других нет?

– Почему человек бывает, умен, а почему глуп?

– Почему люди плохие и хорошие?

– Почему человека называют человеком?

– Прочитайте слова с доски:

«Это стихи про вас самих. В них каждый может увидеть, будто в зеркале, самого себя и своих товарищей. И значит, лучше разобраться в себе, правильнее оценить свои взгляды на жизнь, свое место в обществе, понять, когда юный человек по-настоящему красив, а когда смешон, жалок или безобиден в глазах окружающих».
А.Л. Барто

А. Барто «О человечестве» – читает ученик.

Готов для человечества
Он многое свершить,
Но торопится нечего,
Зачем ему спешить?

Пока еще он подвига
Себе не приглядел,
А дома (что поделаешь!)
Нет подходящих дел!

Дед от простуды лечится,
Лекарство дать велит,
Но он не человечество,
Он старый инвалид.

С утра Наташка мечется
(Гуляйте с ней с утра!),
Она не человечество,
А младшая сестра.

Когда судьбой назначено
Вселенную спасти,
К чему сестренку младшую
На скверике пасти?!

В своем платочке клетчатом
В углу ревет сестра:
– Я тоже человечество!
И мне гулять пора!

– Что скажете об этом произведении?

– С каким чувством пишет А. Барто об этом мальчике?

– Для чего он живет на свете?

– Есть ли у него совесть?

– Прочитайте самостоятельно стихотворение А. Барто «Три очка за старичка».

Стоит Лариса у доски,
Девчонка в пышной юбке,
И переводит на очки
Хорошие поступки.
Вся в цифрах классная доска.
– За помощь маме – два очка,
За помощь брату-малышу
Очко Никитину пишу,
А Горчакову три очка –
Водил он в гости старичка.
– За это мало трех очков! –
Кричит сердито Горчаков
И вскакивает славки. –
Три очка за старичка?!
Я требую прибавки!
Я с ним провел почти полдня,
Он полюбить успел меня.
Стоит Лариса у доски,
Любовь кладет на счеты
И переводит на очки
Вниманье и заботы.
А две подружки в стороне
Ворчат, надувши губки:
– И трех очков не дали мне
За добрые поступки!
– И я не этого ждала,
Когда купала братца.
Тогда за добрые дела
Совсем не надо браться!
Стоит Лариса у доски,
Девчонка в пышной юбке,
И переводит на очки
Хорошие поступки.
Ох, даже слушать тяжело,
Не верится, ребята,
Что за сердечное тепло
Нужна кому-то плата.
А если плата вам нужна,
Тогда поступку грош цена!

– Прочитайте стихотворение так, чтобы выразить свое отношение к действующим лицам.

– Кто из героев и у поэтессы и у вас вызывает чувство осуждения?

– В группах обсудите, сколько действующих лиц и прочтите стихотворение в лицах.

Чтение в лицах.

Самостоятельное чтение стихотворения «Копейкин».

В будний день и в выходной
Раздается за стеной:
– Ты возьмешь меня на пляж?
– Что ты мне за это мне за это дашь?
– Очини мне карандаш!
– Что ты мне за это дашь?
Алексей пришел из школы,
Это он ведет торги.
(Знаю я Алешин голос,
Узнаю его шаги.)
Он со всех взимает плату:
Застегнул штанишки брату –
Взял с него за попеченье
Полпеченья.
– Подними очки, голубчик! –
С просьбой дедушка к нему.
Отвечает милый внучек:
– Дашь копейку – подниму!
Алексей пришел из школы.
Он теперь придумал так:
– Если выучу глаголы,
Сам себе даю пятак.
Если выучу приставки,
Я потребую прибавки.
В будний день и в выходной
Раздается за стеной:
– Алик, дедушке поможешь
На восьмой дойти этаж?
– Алексей, отца уважь!
А в ответ одно и тоже:
– Что ты мне за это дашь?

– Смешное ли это стихотворение? Обсудить в группах. (На партах книги А. Барто)

– Прочитать любое произведение А. Барто, рассказать друг другу в группах, о чем пишет автор. Выберите стихотворение, в котором герои изображены с чувством иронии, прочтите его вслух.

Чтение вслух выбранных стихотворений.

– Что скажете об этих детях? Для чего они живут на свете? Есть ли у них совесть?

Чтение учителем. Е. Пермяк «Чугун и сталь».

Пролилась огненной струей из жаркой печи горячая Сталь. Засверкала золотыми звездами, остыла дорогими слитками и зазналась. Перед серым Чугуном так стала себя выхвалять, что тот чуть не изоржавел от стыда.
– Я, - говорит Сталь, – нержавеющая, нетемнеющая, хитро сваренная! Как алмаз крепка, как змея гибка. Закалюсь – не отколюсь. Пилить, сверлить, резать – все могу; на все пригодна! Хочешь – булатом стану, хочешь – иглой! Мостом лягу. Рельсами побегу. Машиной заработаю. Пружиной совьюсь. А ты что, Чугун? На сковородки, на утюги только и годен. Ну да разве еще на станины второсортные да на шестерни молотильные! Не ковок, не ловок, хрупок, как лед. Не модный металл.
Говорит так Сталь, на весь цех себя славит. И самолетом-то она полетит, и кораблем-то поплывет, и чем только она не станет… Даже перо писчее не забыла. Часовую стрелку и ту не пропустила. Все перебрала, столько наговорила про себя, что в семи коробах не свезти. Но ничего лишнего не прибавила. Была в ее стальном звоне правда.
Конечно, Чугуну далеко до Стали. Только об одном ей забывать не надо бы: о том, что Чугуну она родной дочерью доводится, что она ему своей жизнью обязана…
Ну, а в остальном все правильно, если, конечно, совесть во внимание не принимать.

– Какой изображена Сталь? А Чугун?

Чтение «цепочкой» в группах.

– Почему в сказке говорится, что «все правильно, если, конечно, совесть во внимание не принимать»?

– В чем же должна была проявиться совесть?

– Что это – рассказ, сказка или басня? Докажите свою мысль. Кого, по-вашему, изобразил здесь писатель?

Выбрать для своей группы пословицу, объяснить смысл.

Пословицы на отдельных плакатах:

  1. Сильнее совести суда нет.
  2. Умом можно добыть богатство, а совестью – почет и уважение.
  3. Совесть – не сосед, от нее не уйдешь.
  4. Настоящий человек тот, кто совестью свои дела проверяет.
  5. Совесть без зубов, а грызет.

Можно ли что-нибудь дописать к тому, что мы писали о совести? Дописать.

Выдаю отпечатанные листы.

– Прочитайте объяснение слова «совесть» в толковом словаре.

Совесть – чувство ответственности за свое поведение перед окружающими людьми, обществом («Толковый словарь» С.И.Ожегова).

Совесть – чуткий страж человеческих поступков.
В.А. Сухомлинский

Ты не всегда будешь ребенком – умей вдуматься в глубокий смысл этой истины.
Мы приходим в мир маленькими детьми для того, чтобы, став взрослыми, оставить свой след на земле, прожить жизнь настоящими людьми.
Умей чувствовать рядом с собой человека, умей понимать его душу, думай, как твои поступки могут отразиться на душевном состоянии другого человека, не причиняй своими поступками, поведением боли, оскорбления, беспокойства, переживаний другим людям.
Совершая поступки по велению собственной совести, а не для того, чтобы тебя за них похвалили.
Ты рожден человеком, но человеком надо стать.
(Открываю слова на доске)

Читайте также: