Плоть и сталь гай хейли

Обновлено: 08.02.2023

Вдень, когда я встретил ее, шел дождь.

Я шагнул навстречу заливающему душу потопу, который всегда обрушивается на Ближнесталь в это время года. Дождь забарабанил по шляпе. Мне нравятся широкие поля: они хороши и при солнце, и при ненастье, хотя в тот день толку от них было мало. Я поднял воротник пальто. Это тоже не помогло. По шее стекали холодные ручейки, шершавые от пыли пустыни. Близилась зима. Уже скоро горы станут грязно-белыми.

Барьеры перегораживали нашу сторону красной линии, отделяющей суверенную территорию Алекто от анклава Механикус. Сквозь дождь вспыхивали огни, отражаясь от бронированных санкционеров, отчего последние то появлялись, то исчезали из поля зрения. Эта жалкая граница совсем не казались препятствием. Я протянул голопечать ближайшему стражу. Он принял ее. Дождь искажал проекцию, и парень медлил целую вечность. Он сразу понял: я — пробатор. Мы заметные. Единообразия в одежде или оружии нет, но у всех служителей Лекса глаза блестят от ретинальных имплантатов, и физическая форма у нас узнаваемая.

— Пробатор Ноктис? — громко произнес он наконец, соревнуясь с ревом корабля, заходящего в пустотный порт Сталькургана на полпути к вершине шпиля. Хотя космолет находился в километре над землей, его двигатели шумели громче сотни работающих на полную мощность цехов.

— Ага. — Над нами сверкал огнями длинный черный силуэт корабля. Я задумался, где он побывал и куда отправится дальше. «Куда-нибудь получше Варангантюа», — решил я. — Корабли все-таки садятся, даже теперь, — произнес я вслух. Ветер крепчал. Там наверху, должно быть, буря.

— Что? — прокричал санкционер, перекрывая вой моторов.

Он вернул мою голопечать. Я сунул бумажник в пальто, и в карман потекла вода. Было жутко холодно. Стоило надеть рубашку поплотнее.

— Вон туда! — указал санкционер. Ветер нещадно трепал его штормовой плащ. Сильный холодный дождь хлестал меня сзади по ногам.

Ненавижу это время года.

Я подергал за край шляпы. Мне не требовалось указание служаки. Локалис сцелерис казалось совершенно очевидным, даже для санкционера. С одной стороны стояла наша толпа, с другой — их шеренга, вокруг горели огни, в которых поблескивало выставленное напоказ оружие. Стычка между персоналом Механикус и алектийскими блюстителями привлекла бы внимание где угодно, а эта еще и происходила в запретной зоне, чем сулила опасность. Никто не должен входить туда, никогда. За всю жизнь я дважды забредал так далеко по Красному пути, и я один из немногих, у кого есть при этом шанс не быть застреленным.

Падающая с неба вода отскакивала от площади. Я не видел красной линии, обозначающей границу, но она была близко. Я чувствовал покалывание, говорящее, что я нахожусь там, где не должен.

Я прошел мимо групп санкционеров. Дождь стучал по их броне. Обычно я не завидую их снаряжению; оно тяжелое, жаркое и не очень-то защищает от хорошего оружия, но сейчас они оставались чертовски суше меня.

Наши люди рассредоточились. Бойцы Адептус Механикус стояли в строю. Внешне они походили на людей, но больше ими не являлись. Ни у кого из них я не видел ни одной органической конечности. Визоры в забралах шлемов светились синим. Все они киборги, эти солдаты Адептус Механикус. Если бы ты сняла с них шлемы, то вряд ли бы увидела под ними человеческие лица. От их присутствия мне стало не по себе. Как и радужка департаменто, мои собственные правая рука и плечо — замена, память о неудачном деле несколько лет назад. При виде марсианских машинолюдей я вспоминаю, что уже не такой как раньше, и это неприятно. Говорят, плоть слаба, но, если заменить ее машинами, не останется ничего людского. Быть человеком — значит быть уязвимым. Механикус об этом забыли.

Сосредоточься на работе, сказал я себе. Спрячься от проклятого дождя.

Мгновение спустя я нашел того, кого искал.

Широкие плечи Хондуса горбились под ливнем; «Фумарио», которую он даже не надеялся зажечь, торчала между губ. Он глубоко засунул руки в карманы, которые, наверное, превратились в маленькие пруды. Его глаза блестели: он вошел в инфопелену. Это было убийство самого неординарного вида, достойное глубокого анализа, — причина, по которой мы все оказались здесь в столь мерзкую погоду.

Я подошел к нему. Хондус не только мой босс, но и друг, поэтому с ним я понижаю обычный уровень беззаботного обаяния. Начальство зовет это «наглостью». Я же предпочитаю слово «остроумие».

— Пробатор-сеньорис, — произнес я.

— Как твое колено? — спросил он, не сводя глаз с трупа. Или, я бы сказал, с его верхней половины, поскольку тело аккуратно разрезали надвое. Часть от пояса и выше лежала на нашей стороне, а все остальное — на противоположной, и нижнюю половину сейчас скрывала пехота Механикус. Тот, кто это сделал, положил куски примерно в двух с половиной метрах друг от друга по обе стороны красной линии.

— Все еще болит, — ответил я. Две недели назад меня изрядно потрепало в погоне за подозреваемым — один неосторожный прыжок привел к встрече с нашими менее просвещенными братьями-санкционерами. — Спасибо за вопрос.

— Это Троном клятый бардак, — сказал он. Огонек в его глазу погас.

— Очень аккуратно, — заметил я, оглядывая тело. Все перерезанные органы выглядели частично поджаренными. — Так что у нас тут?

Его глубокий вздох прозвучал как жалоба на смертном одре.

— Полная хрень, дружище. Полная хрень. — Он бросил многозначительный взгляд на шеренгу киборгов, стоящих под дождем.

Курительная палочка сломалась и упала, рассыпав крошки табако по его груди.

— В такую погоду ты все равно не сможешь покурить, знаешь?

Он бросил на меня скорбный взгляд. Глаза Хондуса заплыли, скорее от разочарования, чем от усталости, хотя лицо осунулось явно из-за нее.

— Не начинай, Симеон, — попросил он.

Хондус вынул из кармана левую руку и раздраженно потряс ею. С пальцев брызнула вода.

— Жертву обнаружили в четыре часа, — сказал он. — Глухой ночью. Верхняя половина здесь. — Он указал на соответствующую часть туловища. Убитый лежал на спине, и его кожа побелела от дождя, как у рыбы. Рот открылся в удивлении от такого неожиданного поворота событий и наполнился водой. — Другая половина за этими металлическими уродами. — Он ткнул пальцем в сторону киборгов.

Хондус подошел вплотную к красной черте, но упорно ее не пересекал.

— Никаких вид-записей. Система наблюдения с нашей стороны полностью отключилась еще до того, как это произошло. Заработала снова через некоторое время, и тогда, конечно, его сразу же заметили. Там десятиминутный перерыв.

— Системы сдерживания, сторожевые орудия?

— Ничего. Все деактивировано.

— А как насчет их собственных? — Я кивнул на неподвижный контингент адмехов.

— А ты как думаешь? Они ничего не предложили, — фыркнул Хондус.

— Ладно. Свидетели есть?

— Пока никаких, — ответил Хондус. Он посмотрел на кварталы и анклавы за моей спиной. Хотя Коммерция за Красным путем — самая оживленная часть Ближнестали, там очень мало окон, выходящих на Сталькурган. — А если и есть, бьюсь об заклад, они ничего не видели.

— Крови нет. — Я присел на корточки. — Убит не здесь или дождь всю смыл?

— Не думаю, что его убил разрез. Он слишком аккуратный — любой дергался бы, если бы такое с ним делали, и никак не вышло бы такой прямой линии. Рану прижгло, это лазрезак.

Я был склонен согласиться. Лазер режет чисто. В орудии, которым это сделали, содержалось много тепла, но плазменная горелка или мелта испарили бы большую часть туловища.

— Во всяком случае, я так думаю, — продолжал Хондус. — Мощный коротковолновый луч, скорее всего промышленный, не военный.

— Это догадка, — согласился я. Вероятно, Хондус прав. Я присмотрелся к внутренностям жертвы. Пищеварительную систему ровно разрезали надвое, и жидкости из нее давно стекли в канализацию.

— Вериспики еще не прибыли. — Хондус шмыгнул носом. — Трон побери, хоть бы они поторопились. Похоже, я заболеваю.

— Я помолюсь за тебя в следующий раз, когда буду в церкви.

— «Не начинай», я сказал. А ты начинаешь. — Он снова шмыгнул носом. — Во всяком случае, это не просто догадка, а хорошая догадка. Из-за проклятого дождя трудно понять, здесь это сделали или нет. Время смерти еще неизвестно. Ни хрена. Но жертва — богач.

— Имела деньги, — поправил я, совершая обход туловища. — Но не богач. Не настоящий. Он не из «золоченых».

— Как так? — спросил Хондус.

— Немодная одежда. Недавний сезон, но не последний. Богач не позволит себе умереть в прошлогоднем наряде. Прости за каламбур. — Я протянул руку и откинул широкий лацкан жертвы. В него был вмонтирован золотой вокс-штифт. — И эта штука не высшего класса. На первый взгляд — да, но она слишком вульгарна. Слишком очевидна.

— Эй! Я же сказал, что вериспиков еще нет. Ты испортишь место преступления.

— Хондус, этот парень только что принял самый долгий импульсный душ в своей жизни. Они ничего не найдут. Его отмыло дочиста. — Дожди Алекто часто бывают кислотными, особенно здесь, на далеком юге.

Каин на века. Мысли о втором омнибусе Сэнди Митчелла о комиссаре Каине «Защитник Империума»


Он обаятелен, умён, силён и чертовски хитёр. Он не скован иерархией Имперской Гвардии и всегда имеет пространство для манёвра. Он искусный фехтовальщик и не самый плохой стрелок. Ему нравятся жизнь, танна, рекаф, амасек и женщины. Но есть одна проблема: раз за разом он попадает в передряги, оказываясь на волосок от смерти.

Он сражался с орками, тиранидами, некронами, генокрадами, псайкерами, предателями, культистами и всегда побеждал… Или преподносил своё бегство как победу.

В этом весь Кайафас Каин.

И поэтому странно ожидать от него чего-то другого.



Большую часть всех романов про Каина составляют описания действия. Перестрелки, погони, битвы — всё то, что является «рутиной» для прославленного героя Империума. Но большую ценность для вселенной составляют другие эпизоды — моменты, когда Каин использует не грубую физическую силу, а мощь своего разума.

Политические игры и отыгрывание роли «отважного героя». Сложение «благозвучных реплик» без употребления «фраговый фраг» через слово, описывающих обстановку понятным для официальных лиц языком. Поддержание порядка в вверенных Каину военных формированиях, тогда как он сам бы не прочь присоединиться к «беспорядку». Именно в подобных ситуациях раскрывается личность Каина, а никак не в сражениях.

Однако невозможно, чтобы прославленный комиссар долгое время находился вдали от боя. Сам Сэнди Митчелл в предисловии к омнибусу заявил, что Каин — один из тех редких персонажей, которые сами пишут свою историю. Достаточно представить декорации, поместить туда Кайафаса и тут же станет понятно, что произойдёт дальше. Это персонаж, который притягивает к себе неприятности, но всем сердцем желает их избежать. В этом весь Каин.


Приятная особенность последних двух романов сборника: Каин постоянно взаимодействует с гражданским населением. В «Зове Долга» он становится главным героем новостей и символом Имперской Гвардии на Периремунде. В «Последнем бое Каина» он вовсе призывает гражданских вступить в ополчение. И да, такие фигурки вполне могут существовать во вселенной Warhammer 40,000.

Рассуждать о втором омнибусе в общем крайне тяжело, ведь почти всё то, что хотелось сказать о Кайафасе, я уже сказал 3 года назад в тексте о первом омнибусе. И с тех пор мало что поменялось. Каин не особо изменился с тех пор. И этого вряд ли стоило ждать. Даже несмотря на то, что романы описывают приключения Каина не в хронологической последовательности. Разница между ними иллюзорна: в начале своего пути Каин воочию наблюдал не всех врагов Империума, а ближе к концу своей жизни имел честь сразиться и победить многих их представителей.

Роман «Смерть или Слава» рассказывает о первой встречи Каина с орками. И сколь же уморительными оказываются его замечания после ознакомительного брифинга, на котором показываются пикт-изображения орков. «Ну не могут они быть такими большими», — нервно замечает Каин. А потом высаживается лишь с одним Юргеном в тыл ксеносам и умудряется собрать целую армию из Сил Планетарной Обороны и гражданских.

Важно заметить, что второй омнибус имеет большую цельность, в отличии от первого. «Смерть или Слава» и «Последний бой Каина» объединены общим местом — Перлией, хоть действие и происходит с разницей почти в сотню лет. И все три романа связаны артефактом ксеносов, сохранение которого и становится одной из главных задач для комиссара.


Самые яркие персонажи в произведениях о Каине — это девушки, с которыми комиссар тесно общается. Фелиция Тайбер появляется в первом романе омнибуса и сразу же влюбляет в себя читателя. В «Последнем бое Каина» Митчелл немного времени посвятит Сестре Битвы Юлианне, которая, к сожалению, в итоге не станет достойной вайфу для Каина.

Если выбирать роман, который является лучшим в данном сборнике, то я без сомнения отдам первое место «Зову Долга». В нём Каин вместе с инквизитором Эмберли Вейл борется с генокрадами, прочно засевшими на Периремунде. Их активность высока, а влияние настолько сильно, что высадка тиранидов ожидается не в скором времени — она уже произошла. В отличии от большинства романов про Каина, которые представляют из себя рубило вполне очевидных врагов, здесь имеется и интрига, и напряжение — та острота, которая и делает приключения комиссара столь притягательными.

Это сборник романов о всё том же старом-добром Каине. Он занимается там тем же, чем и всегда: пытается не умереть и спасает Империум. Поэтому странно ожидать от сборника чего-то другого.

Метка: Guy Haley

«Образы Ереси» имени Нила Робертса и Гая Хейли


Обзор артбука Алана Меррета и Гая Хейли «Образы Ереси» На русском языке появилась третья редакция артбэкбука «Образы Ереси». За рубежом она вышла в 2018 году, как раз перед самой «Осадой». На тот момент в книге…

«Плоть и сталь», Гай и Хейли, Warhammer и Crime


Обзор романа Гая Хейли «Плоть и сталь» В 2016 году я прочитал роман «Гибель единства» и остался в полном восторге. Незнакомый мне автор — Гай Хейли — написал роман о штурме космического скитальца. В финале…

Стоит ли читать повесть «Конрад Курц: Ночной Призрак», в которой Курц исповедуется в своих грехах перед смертью


Обзор повести Гая Хейли «Конрад Курц: Ночной Призрак» О чём: Конрад Курц сидит в крепости на Тсагуальсе и ожидает пришествия ассасина М`Шен. Перед смертью он начинает изливать душу изваянию Императора. Комната покрыта кусками человеческих тел,…

Стоит ли читать роман Гая Хейли «Бойня титанов», в котором «хорошие девочки» дерутся с «плохими мальчиками»


Обзор романа Гая Хейли «Бойня титанов» О чём: в системе Бета-Гармон находится пересечение варп-машрутов, а до Терры можно добраться даже без вхождения в Эмпиреи. Предатели хотят захватить систему, чтобы получить прямой доступ к Терре. Лоялисты,…

Стоит ли читать роман «Тёмный Империум: Чумная война», в котором Жиллиман желает возвращения Лоргара в Империум


Обзор романа Гая Хейли «Тёмный Империум: Чумная война» О чём: После разрушения огромных варп-часов, внутри которых находился демон Конца Времён (очень символично), Жиллиман начинает активно контр-наступать на силы Мортариона. В финале романа произойдёт первое сражение…

Полёт Ангела. Мнение о романе Гая Хейли «Данте»


Больше тысячи лет Данте занимает место магистра ордена Кровавых Ангелов. Сам же его возраст неумолимо движется к полутора тысячам лет. И, разумеется, уже только этот факт способен привлечь внимание. Если вы давний фанат Кровавых Ангелов,…

Борцы за справедливость. Мнение о повести Гая Хейли «Коракс. Властелин теней»


Несмотря на любовь к скрытности, Коракс — один из самых понятных примархов. Он относительно легко воспринял убеждения Императора как свои — по степени лояльности может даже посоперничать с Вулканом. Отличается Корвус и человечностью, которая делает…

Прочность железа. Мнение о повести Гая Хейли «Пертурабо. Молот Олимпии»


Пертурабо появился в цикле «Ереси» не только довольно поздно, но и уже практически полностью сложившимся героем. Переломным моментом для него стало сожжение своего родного мира, Олимпии, которое свершилось буквально за 7 лет до Исствана III….

Постыдная необходимость. Мнение о романе Гая Хейли «Теневой меч»


«Гибельный клинок», о котором я писал меньше полугода назад, был самостоятельным романом, повествующим о довольно камерной истории танкиста, который смог из-за огромных потерь во время войны с орками и личных качеств быстро дорасти до управления…

It Is the Baneblade! Мнение о романе Гая Хейли «Гибельный клинок»


Возможно, если бы я был способен формулировать свои мысли лишь в пределах 140 280 символов, то вместо рецензии на роман Baneblade только бы выдал ссылку на данное видео и посчитал, что с отличием выполнил свой…

Воины света против порождений тьмы. Мнение о романе Гая Хейли «Фарос»


Свет Империума Секундус угасает, и уже совсем скоро опустится ночь. И вот тогда начнётся настоящая жесть. Лори Голдинг. Из послесловия к антологии «Нет войне конца» Для Black Library 2015-й год вышел не особо богатым на…

Не уничтожай, подумай! Мнение о книге «Гибель единства»


Зачистка Скитальца. После настолок и обилия вышедших игр, которые были посвящены этому действию, кажется, что более простого сюжета для создания очередной истории во вселенной «сороковника» быть не может. Ну вот только подумайте: огромная масса космических…

Плоть и Сталь

Рожденный в семье богачей, пробатор Симеон Ноктис пытается искупить прошлые грехи, защищая слабых в округе Ближнесталь. Но колоссальный город Варангантюа не заботится о жителях. В нейтральной зоне между Ближнесталью и анклавом Адептус Механикус — Сталькурганом находят рассеченный пополам труп, и Симеону поручают самое опасное за все время службы расследование. В сотрудничестве с техножрицей Ро-1 Люкс из Коллегии Экстремис пробатор Ноктис попадает в мрачный мир техноереси, нелегальных сервиторов и незаконной эксплуатации, который может положить конец его карьере — или жизни.

Новинки раздела

Аратта. Книга 6. Черные крылья

В вендских лесах, где правят звериные боги, стало слишком много тех, кто куда хуже зверей. Киран, бывший узурпатор трона Аратты, ищет способ вновь обрести власть. Он давно забыл тех, кого погубил здесь в прежние годы. Но они не забыли. Они придут за ним, даже. В вендских лесах, где правят звериные боги, стало слишком много тех, кто куда хуже зверей. Киран, бывший узурпатор трона Аратты, ищет способ вновь обрести власть. Он давно забыл тех, кого погубил здесь в прежние годы. Но они не забыли. Они придут за ним, даже мертвые. Учая, повелителя ингри, беспокоит лишь одно: богиня-покровительница почему-то отвергла его! Что же делать, как вернуть ее любовь? Учай выбирает опасный путь… Тем временем слепой гусляр Зарни начинает свою игру. Его песни обладают великой властью над людьми, внушая им любовь или ненависть. Но для Зарни важнее всего, чтобы ему поверила Кирья. Если девочка сделает то, чего он хочет, судьба Аратты будет предрешена. Прекрасная женщина с черным волком появилась в земле дривов. Кто она, кого ищет и кому намерена отомстить? Слишком много зла стало нынче в вендских лесах. Звериные боги недовольны… Цикл «Аратта» — первый опыт сотрудничества создательницы знаменитого сериала о Волкодаве Марии Семёновой и талантливой петербургской. Скрыть Показать весь текст

Некроманс. Opus 1

Тёмная королева, которая правит железной рукой. Чудовище, что угрожает всем живым. Герой, которому суждено победить их. Многие сказки — об этом. Но что делать, если ты угодила в злую сказку, где тебе уготовано умереть на первых страницах? Виолончелистке Еве. Тёмная королева, которая правит железной рукой. Чудовище, что угрожает всем живым. Герой, которому суждено победить их.
Многие сказки — об этом. Но что делать, если ты угодила в злую сказку, где тебе уготовано умереть на первых страницах?
Виолончелистке Еве напророчено стать героем, но она погибает, не успев свершить предначертанное. Только вот у одного некроманта на неё свои планы. А некромантам не может помешать такая мелочь, как смерть.
Втянутая в смертельный заговор, существуя на грани между жизнью и небытием, сможет ли Ева получить свой счастливый конец? И можно ли обмануть судьбу, которая сулит, что цена победы — её гибель?

Новый роман Евгении Сафоновой, автора популярных циклов «Тёмные игры Лиара» и «Сага о Форбиденах».
Первая книга дилогии, которая пронизана атмосферой музыки и смерти.
Обложка и внутренние иллюстрации от Полины Граф. Скрыть Показать весь текст

Шолох. Орден Сумрачной Вуали

Джеремия не похожа на других воров города Пик Грез. Она разбирается в древней поэзии, говорит на семи мертвых языках и цепенеет при звуках грозы. Тилвас не похож на других аристократов города Пик Волн. Он продал свой замок, его тень ведет себя странно, а на. Джеремия не похожа на других воров города Пик Грез. Она разбирается в древней поэзии, говорит на семи мертвых языках и цепенеет при звуках грозы.
Тилвас не похож на других аристократов города Пик Волн. Он продал свой замок, его тень ведет себя странно, а на груди висит загадочный амулет. Этот амулет должна украсть Джеремия. Простое задание. Слишком простое, чтобы все действительно было так легко.


Самостоятельная история из мира «Шолоха». Новые герои и новая страна, Шэрхенмиста!

История романа «Орден Сумрачной Вуали» разворачивается не в уютной столице Лесного королевства, как в предыдущих книгах цикла, а в темных замках, на одиноких трактах и пустынных берегах, где оживают мрачные тени.

Что связывает неуравновешенного главу воровской гильдии, язвительного аристократа с обманчивой улыбкой и воровку с образованием благородной леди? Их пути не просто пересеклись, а сплелись тугим узлом, и каждый не верит, что такие совпадения бывают.

Авторская мифология, закрученная. Скрыть Показать весь текст

Стратегия Amazon. Инструменты бескомпромиссной работы на впечатляющий результат

Быть «АМАЗОНЦЕМ» — значит, уметь находить лучших, внедрять инновации и добиваться результата, несмотря ни на что. Быть «АМАЗОНЦЕМ» можно в любой компании — большой или маленькой. Главное — освоить инструменты, необходимые, чтобы каждый день превосходить. Быть «АМАЗОНЦЕМ» — значит, уметь находить лучших, внедрять инновации и добиваться результата, несмотря ни на что. Быть «АМАЗОНЦЕМ» можно в любой компании — большой или маленькой. Главное — освоить инструменты, необходимые, чтобы каждый день превосходить ожидания клиента.
На примере легендарных продуктов, таких как Kindle или Prime, Колин и Билл объясняют, как 14 принципов из манифеста компании позволяют ей оставаться самой большой и успешной платформой интернет-коммерции в мире. Это книга не об истории компании, а об универсальных алгоритмах подбора персонала, принятия решений и налаживания бизнес-процессов, проверенных в самых жестких условиях.

Колин Брайар и Билл Карр — бывшие вице-президенты Amazon. Ветераны компании, проработавшие в постоянном контакте с Джеффом Безосом больше десяти лет каждый. Вместе они воплощали в жизнь глобальные проекты, определявшие курс развития не только Amazon, но и всей отрасли в целом.

Читайте также: